№209, декабрь 2018
Статьи свежего номера

Прибрать  к рукам
Мода на finger food, то есть продукты, которые можно есть руками, постепенно захватывает не только заведения общепита, но и розничную торговлю. Стремление россиян к удобству в потреблении и ускоряющийся ритм жизни привели к активному распространению замороженных снеков – наггетсов, стрипсов, фрикаделек, чебуреков и блинчиков. По разным оценкам, эта категория уже занимает до 5–10% рынка заморозки.
Торгуют все!
«Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник», – писал в своей басне Иван Крылов. Он просто не жил в нашем веке! В последние несколько лет в бизнесе все так перемешалось, что невозможно точно определить сферу, которой занимается компания. Например, Сбербанк – это банк. «Яндекс» – это ИТ-компания. Понятия давно устоявшиеся. Только вот, объединившись в одну команду, эти две компании принялись торговать товарами из Китая и Турции, то есть превратились в одного серьезного ритейлера. Онлайн-площадка начала свою работу в ноябре. Герман Греф заявляет, что планирует сделать российский Amazon. И это только один пример: маркетплейсы на нашем рынке появляются один за другим.
Масло через  край
Несмотря на высокую насыщенность рынка, отечественная масложировая отрасль продолжает демонстрировать устойчивые темпы роста. Позитивная динамика связана с первую очередь с наращиванием экспортных поставок и развитием новых продуктовых сегментов, таких как льняное, соевое и рапсовое масло. Выпуск по этим позициям в 2017 году увеличился на 20–25%.


















Главная Распространение № 206, сентябрь 2018

Белая метка

Китайский календарь больше не актуален: ритейлеры считают года по государственным системам учета и контроля. Мы пережили год ЕГАИС, год онлайн-касс, а год «Меркурия» пока в самом разгаре. Следующий год будет не годом желтой земляной свиньи, как пишут гороскопы, а годом введения обязательной маркировки отдельных товарных групп. Впоследствии маркировка должна охватить все основные группы товаров, в том числе, разумеется, и FMCG. Основной целью проекта провозглашается борьба с нелегальной продукцией. Обсудим, что же принесет рынку очередная реформа.


АВТОР: Наталья Николаева

Казалось бы, за прошедшие годы представители бизнес-сообществ должны были привыкнуть к правительственным инициативам и взирать на очередные перемены с восточным спокойствием. Но нет. Каждая новая система будоражит умы, как в первый раз. Вот и сейчас, когда отдельные пилоты по маркировке товаров подходят к концу и наступает время готовиться к тому, что маркировка – это всерьез и надолго, предприниматели начинают обсуждать, не подложили ли им свинью. «Интеграция какой-либо системы стоит миллион рублей для крупного бизнеса. С его оборотами это не проблема, а вот маленькая компания может потратить всю свою месячную выручку. В результате малый бизнес однозначно останется в проигрыше. Средства можно было бы потратить на развитие, а вместо этого они пойдут на внедрение новых систем, которые еще не факт, что впоследствии снизят себестоимость», – рассуждает Тимур Гасиев, генеральный директор УК ГК «Белый Фрегат» (агрохолдинг с предприятиями по производству птицы, комбикормов и переработке мяса).

Масштабные проекты обычно влекут за собой определенные потрясения для рынка и его участников. Так считает Наталья Костикова, эксперт по защите товаров от подделок компании «Авента-инфо»: «Введение обязательной маркировки по различным отраслям в таком масштабе – это шоковая терапия для бизнеса. Ритейлерам, безусловно, надо быть готовыми решать не только операционные вопросы по логистике, учету, сканированию кодов, но еще и быть готовыми к сбоям в работе системы при ее внедрении и, как следствие, убыткам. Опыт внедрения ЕГАИС подсказывает, что даже в такой отрегулированной области, как алкогольная, случались масштабные сбои. Система подвисает, штрихкод с бутылки не считывается, товар не пробивается, потребители уходят без совершения покупки, а ритейлеры считают убытки».

Напомним, о каком «шоке» речь идет на этот раз. Товары можно маркировать, то есть наносить на продукцию контрольный идентификационный знак (КИЗ), электронную метку, которая покажет всю информацию о товаре: откуда он, каким образом попал на прилавок. На метке есть QR-код, поэтому зашифрованная информация становится доступна не только продавцам, но и покупателям, которые с помощью смартфона могут посмотреть, что перед ними и откуда «дровишки». Производители чипируют свою продукцию, оптовики принимают ее на склад, ритейлеры покупают товар у оптовиков – и при этом каждое звено в этом процессе постоянно отчитывается системе: товар принят, товар промаркирован, товар продан. Таким образом, государство видит все, а потребитель знает, что перед ним легальный товар, и QR-код тому подтверждение.

Для начала систему опробовали на шубах, табаке и лекарствах, потом на ювелирных изделиях и обуви. Контрафакт начал всплывать. Так, в декабре 2017 года Роспотребнадзор сообщил, что уже арестовано 10 тыс. шуб на сумму 500 млн рублей. После такого ареста в суде могут появиться не только экономические дела, но и уголовные. Материалы десяти дел были направлены в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовных дел, сообщается на сайте Роспотребнадзора. Понятно, что предпринимателям есть от чего занервничать.

После такого интересного опыта государство решает распространить практику и на другие товары. Пока обязательная маркировка коснется лишь десяти групп, среди которых табак, духи (идет дискуссия об исключении их из списка), предметы одежды и обуви, постельные принадлежности, шины и фотоаппараты. Эти товары нужно будет обязательно маркировать в 2019 году. Дальше есть основания предполагать, что маркировать будут если не все, то многое.

Есть ли повод для паники? «Сложнее всего было, когда запускалась система ЕГАИС, так как она была абсолютно новой, – вспоминает Елена Рябова, руководитель отдела продвижения автоматизации торговли компании «Первый БИТ». – Никто не понимал, что нужно делать. Сейчас картинка выглядит гораздо яснее, инфраструктура настроена, общая методология есть. Естественно, в каждой отрасли есть своя специфика, и система не запускается как есть. Собираются проектные группы представителей отрасли, где обсуждают все нюансы».

Полный текст статьи читайте в печатной версии журнала «МОЕ ДЕЛО.Магазин».

Еще в этой категории: « Кассовые сборы









Мнения экспертов

автор: Светлана Тимонина, директор по развитию территорий агрохолдинга «Гудвилл»
Крупяной «айсберг»
автор: Михаил Николаев, генеральный директор торгового дома «Николаев&Сыновья», управляющий партнер семейного предприятия «Николаев&Сыновья»
Возможность не для всех
автор: Алексей Кочетов, президент компании «Очаково»
О запрете ПЭТ