Всё о продуктовой рознице

Экономика в зоне риска

07 Июля 2020, 02:07

Всемирный банк не исключает ухудшение прогноза для России.

shutterstock_718346401.jpg

Обновленный доклад Всемирного банка об экономике России отмечает новое усугубление рисков среднесрочного прогноза, который уже был ухудшен месяц назад, пишет «Коммерсантъ». Согласно базовому среднесрочному прогнозу, максимальный за последние 11 лет спад экономики на 6% 2020 года (МВФ минус 6,6%, ЦБ – минус 4–6%, Минэкономики – минус 4,8%) не будет окончательно компенсирован и в 2022 году на фоне двойного дефицита – бюджета и платежного баланса до 2021 года.

В стрессовом сценарии, который предполагает новую волну эпидемии коронавируса и очередной трехмесячный карантин, экономика рухнет на 9,6% в 2020 году и перейдет в 2022 году лишь к околонулевой динамике. Тем не менее экономисты замечают, что «любой численный прогноз на предстоящий период подвержен беспрецедентным уровням неопределенности и допущений».

Отдельный интерес в докладе представляют результаты моделирования влияния на уровень бедности в России двойного шока (падения цены нефти и ограничений, введенных в ответ на распространение коронавируса) и ответных мер государства. Воздействие этих факторов рассматривается и в базовом, и в стрессовом сценарии. За основу принята гипотеза о воздействии кризиса на крупные города и городские поселения, но в стрессовом сценарии он распространяется на все населенные пункты.

По результатам моделирования обусловленный пандемией экономический спад мог бы привести к росту бедности на 2,8 процентного пункта (п. п.) в сравнении с базовой прогнозной оценкой на 2020 год (12%) в сценарии с умеренным шоком доходов и на 4,3 п. п., до 16,3%, в случае сильного шока доходов.

Однако фактический прогноз бедности на 2020 год в расчетах ВБ составляет 12,2% (это означает ее сохранение на докризисном уровне) в базовом и 13,4% – в шоковом сценарии. Эффект такого смягчения рисков объясняется мерами поддержки малоимущих семей с детьми, принятыми в январе по итогам «социального» послания президента Федеральному собранию, и антикризисные меры государства в марте-июне 2020 года. Экономисты отмечают, что в силу направленности политики на поддержку беднейших групп населения кризис затронет их в меньшей степени, чем более состоятельные, которые гораздо сильнее зависят от трудовых доходов. Модель показывает, что число домохозяйств из средней части доходной пирамиды, рискующих оказаться за чертой бедности в результате сокращения доходов и потери работы, превышает количество домохозяйств, преодолевающих бедность за счет соцподдержки. Если кризис сильнее повлияет на доходы людей в селах, то чистый эффект по шкале распределения доходов будет нейтральным. Кроме того, чистый эффект текущей политики (при допущениях модели) обеспечивает защиту семей с двумя и более детьми в случае умеренного шока и только семей с тремя детьми – в случае сильного шока. У всех других групп населения, несмотря на принятые меры, располагаемые доходы сокращаются.

В ВБ делают вывод, что обусловленный пандемией кризис в очередной раз открыл слабые стороны системы соцподдержки в РФ – ее слабые гибкость и адресность – и является прекрасным поводом для реформ. Хотя страна расходует на программы соцпомощи около 3,2% ВВП, что в номинале выше среднемирового уровня в 1,6%, они не обеспечивают достаточный приоритет нуждающихся. Программы же, основанные на таком приоритете, составляют всего 0,4% ВВП (средний показатель в ЕС – 0,5%, от 0,1% в Болгарии до 1,4% в Нидерландах).

Коментарии (0)